Каким бы ни был имидж ее руководителей, Россия после вторжения в Грузию в 2008 году выходит победительницей из большинства международных геополитических конфликтов, в которые она вовлечена (Украина, Сирия, "Брекзит", американские выборы).

Допустим, что на бумаге эта страна располагает немаловажными преимуществами (ее размер, природные ресурсы, ядерное оружие), но теоретически она не должна была бы с такой легкостью навязывать свой выбор. Как же объяснить подобную аномалию? — задается вопросом автор статьи в Le Figaro. Об этом сообщает Инопресса.

Одни эксперты, находящиеся в меньшинстве и русофобы, пытаются минимизировать размах российских достижений. Другие, будь то русофилы или нет, в качестве главных аргументов часто выдвигают стабильность лидерства, которое не меняется каждые 4-5 лет по причине авторитарного характера режима, установленного Владимиром Путиным. Кроме того, они называют отсутствие значимых протестов со стороны российского общественного мнения в отношении внешней политики, проводимой руководителями в контексте всеобщей ностальгии по былому величию СССР, что оправдывает неоэкспансионизм, не воспринимаемый в качестве такового, так как он считается просто возвращением прежнего баланса сил, поясняет Шалар.

Однако довольно редко обсуждается другой фактор, хотя он играет решающую роль в международной геополитике. Речь идет о качестве лидера и, в частности, о его компетентности в дисциплине, являющейся движущей силой геополитики, — в географии. Геополитик Ив Лакост в свое время объявил, что география в первую очередь служит для того, чтобы вести войну. Действительно, успех российской стратегии на международном уровне в значительной степени связан с превосходным уровнем знания географии Владимиром Путиным, который прекрасно разбирается в тонкостях политической карты планеты и в главных характеристиках каждой отдельно взятой страны, утверждает эксперт.

Владимир Путин благодаря высокому качеству советского образования и обучению данному предмету в КГБ, а также безусловному личному интересу к географическим вопросам (он председательствует в Попечительском совете Русского географического общества и время от времени участвует в его заседаниях), обладает прекрасным видением мира и пониманием господствующих умонастроений в главных странах планеты, считает Шалар.

Однако перед лицом столь тонкого стратега, не являющегося нашим другом, нравится это кому-то или нет, к сожалению, вот уже на протяжении целого десятилетия главные западные руководители совершенно не сведущи в географии, по двум основным причинам. Первая — это результат плохого образования, отмечает автор статьи в Le Figaro..

Вторая причина, быть может, еще более опасная, так как улучшить качество образования в данной области вполне возможно, — это полное отсутствие интереса многих западных лидеров к данной теме. Они куда больше интересуются экономическими и финансовыми вопросами, хотя это предметы гораздо более преходящи, полагает эксперт.

В конечном счете, низкий уровень географических знаний западных лидеров приводит к полному непониманию крупных международных геостратегических целей и задач, вследствие этого захваченных различными экономическими (нефтяными, ядерными, горнопромышленными) лобби, присутствующими во всех министерских кабинетах, которые отстаивают свои собственные краткосрочные интересы, а отнюдь не интересы страны в долгосрочной перспективе, анализирует Шалар.

Отсюда возникают многие геополитические ошибки, за которые мы расплачиваемся. Терроризм "Исламского государства"* является одновременно следствием разрушения Ирака американцами в 2003 году и вооруженной поддержки повстанцев, воюющих против сирийского режима, со стороны французов и англосаксов начиная с 2011 года.

Подобное незнание территориальных реалий объясняет, почему во многих частях мира мы сдаем свои позиции в пользу русских, имеющих эффективную стратегию, в то время как в политическом, экономическом и военном отношении мы сильнее. Единственным нашим слабым местом является демография, но в этом плане русские находятся в такой же ситуации, заключает автор статьи.