— Как оцениваешь первую половину сезона?

— Были взлеты и падения, но я понимал, что так и будет. Не было ощущения, что буду без конца побеждать. Что-то получилось больше, что-то — меньше. Мог бы физически быть покрепче. Тогда легче было бы соревноваться. Проблемы с коленом немного мешали, но главное, чтобы пик формы пришелся на Олимпиаду. Продолжаем тренироваться два раза в день.

— Сейчас от корейца Юн Сун Бина ты отстаешь на старте на пять-семь сотых секунды. На сколько ты хотел бы сократить это отставание?

— Надеюсь подобраться на расстояние трех сотых. Будет еще лучше, если время на старте будет одинаковым. Январские старты все покажут. Если не подберусь ближе, то вряд ли смогу и в Пхенчхане.

— Тебя хоть немного волнует тот факт, что в общем зачете ты занимаешь второе место, а кореец — первое?

— Нет, не придаю этому значения. Не было цели побеждать на каждом этапе. На чемпионате Европы хотелось победить, и это удалось. Здорово, что эта победа совпала с 50-й победой на этапах Кубка мира. Это придало нужный импульс. В Винтерберге тоже хотел побороться, но второй заезд отменили из-за погоды. Впрочем, это ничего не меняет. Первый или второй стартовый номер на Олимпиаде — неважно.

— Первое европейское золото ты завоевал в 2010 году. Это последнее? Или ты продолжишь карьеру в следующем сезоне?

— Пока сложно что-то говорить. Многое будет зависеть от результата на Олимпийских играх.

— Скандал с допингом в российском спорте не затихает. Представители национальных федераций довольно агрессивно настроены против спортсменов из других стран. Ты тоже почувствовал эту агрессию?

— Русские не разговаривают со мной, не здороваются. Обиделись Почему — не понимаю. Я и другие спортсмены должны сожалеть об их действиях в Сочи-2014? Удобно повернуть все с ног на голову и делать вид, что ничего не произошло. Если им нравится так себя вести, то пусть продолжают. Но остальная часть спортивного сообщества ждала других действий. Что касается меня, то со мной никто не говорит, просто отводят глаза и не здороваются. Атмосфера довольно паршивая.

— Как относишься к тому, что они продолжают выступать на международных соревнованиях?

— Это довольно странное решение. Скоро будет заседание Спортивного арбитражного суда (CAS), где все будет решено. Тогда путей для отхода не останется. Сейчас никто просто не хочет принимать поспешных решений.

— Уже ощущаешь себя олимпийским чемпионом или ждешь решения CAS?

— Жду решения суда, все может измениться, поэтому не праздную раньше времени. Но когда объявили о дисквалификации Александра Третьякова, появилось ощущение, что наконец-то что-то сдвинулось с мертвой точки. Летом казалось, что это дело просто отложили на полку.

— Как проведешь Рождество?

— У нас на все дни запланированы тренировки. Вечером на Рождество накроем праздничный стол, но ничего особенно на нем не будет. После всех этих поездок по всему миру хочется простой домашней еды — гороха со шпеком, картошки с карбонадом. Что хотелось бы получить в подарок? Здоровье, удачу.

— Названы лучшие спортсмены Латвии в 2017 году. Следил за выступлением других участников торжественной церемонии на спортивных аренах? Кого бы ты назвал самым популярным спортсменом страны?

— Яркий год был у Алены Остапенко, у Майриса Бриедиса, у Кристапа Порзиньгиса. У нас очень сильные спортсмены, и я этому очень рад. Пусть и в следующем году всем повезет. Самым популярным спортсменом назвал бы Бриедиса — его следующий бой уже не за горами, а это придает дополнительный ажиотаж.

— Сам пойдешь на бой Бриедиса с Усиком 27 января в Arēna Rīgā?

— Хотелось бы сходить, но, скорее всего, не получится — мы очень серьезно готовимся к Олимпиаде. Сейчас стараемся максимально сосредоточиться на главной цели.