Вы играете в "Пигмалионе" миссис Хиггинс, а Игорь Костолевский, который вообще-то ощутимо старше вас, – профессора Хиггинса, вашего "сына". Вас эта ситуация не забавляет?

Publicitātes foto
Foto: Publicitātes foto

Именно что забавляет! Но я работаю с режиссером Леонидом Хейфецом не в первый раз, однажды он мне вообще предложил мужскую роль, так что на его вопрос -- "Как ты отнесешься к тому, чтобы сыграть миссис Хиггинс?", я ответила: Леонид Ефимович, другого от вас я не ожидала. Набралась иронии, самоотверженности, и вперед… У меня прививка на стрессоустойчивость со студенческой скамьи. Я в дипломном спектакле "Завтра была война" играла учительницу всех моих однокурсниц. Они были красивые, с косичками, и я такая -- синий чулок, пучок на голове… Очень переживала по этому поводу: вот увидят меня режиссеры московские и не возьмут, в театрах своих возрастных и характерных полно, театрам молодые актрисы нужны… Потом уже поняла, что это мое – экспериментировать, меняться. То я юная барышня и ношусь как угорелая, то глубокая старушка, то уборщица в политотделе. Конечно, я согласилась на это хулиганство – стать миссис Хиггинс!

"Она давным-давно не дает себе труда одеваться не так, как требует мода", - пишет Джордж Бернард Шоу о вашей героине. А для вас это важно – следовать моде?

Publicitātes foto
Foto: Publicitātes foto

В моде я люблю прислушиваться не к фасонам, а к цветам. Вот если есть в сезоне ярко-желтый или красный – рука сама к нему тянется, хочется быть в тренде. Но "кое-что я пропущу", как говорят актрисы… Когда я снималась в большом веселом сериале (имеется в виду "Моя прекрасная няня", - прим. ред.), меня очень красиво одевала Лидочка Нестерова, наш художник по костюмам. Сериал оказался неожиданно долгим, и она меня приучила к каким-то вещам, сочетаниям, оттенкам… "А это, Олечка, снимите, а вот это лучше сюда, а это вам вообще не надо…" Так что теперь, выбирая гардероб, я всегда вспоминаю Лидочку. И снимаю с себя то, что не надо! (Смеется.)

Приходилось ли вам еще что-нибудь перенимать у своих героинь?

Оно само как-то перенимается и прилипает. Очень надеюсь, что только хорошее! (Смеется.) Мы еще в студенческие годы замечали: когда репетируют, скажем, "Яму" Куприна, то девочки и ведут себя по-другому, и одеваются, и сигарету держат, и взгляд у них томный -- они в роль трагических, извините, проституток вживаются всем курсом. А на Чехова переключатся -- и сразу лица просветленные, сплошные три сестры и нины заречные по коридорам бродят. Но это нормально, мне это нравится в актерской профессии.

Близким, наверное, нелегко это принять.

Близких я стараюсь этим не мучить. Не дай Бог к ребенку прийти в каком-то страдальческом своем или агрессивном состоянии. Нет, у двери все, конечно, сбрасываешь, становишься просто мамой. Хотя сейчас мы все уже взрослые, и когда я говорю - вернусь зареванная, буду как мышка сидеть в углу, не трогайте меня, пожалуйста, - то никто объяснений не требует. Смирились уже.

Говорят, мужчина за свою жизнь должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына. А женщина что должна - если должна?

Наверное, построить рядом второй дом, посадить второе дерево… и вырастить этого же сына.

В чем преимущество женщин перед мужчинами?

(Долгая пауза.) У Жванецкого смешно: "Женщины живут дольше. Но хуже". Какие у нас преимущества перед мужчинами, господи ты боже мой? Мы лучше. В этом наше преимущество.

А что мужчинам надо знать о женщинах, чтобы жить с ними долго и счастливо?

Publicitātes foto
Foto: Publicitātes foto

В разном возрасте я, наверное, отвечала бы по-разному на этот вопрос. Сейчас я посоветовала бы мужчине давать женщине возможность скучать по нему. (Смеется.) Женщины меня поймут, а мужчины пусть задумаются.

Что для вас важнее – любить или быть любимой?

Быть. (Смеется.) Да. В остальном поможем.

А себя вы любите?

Такой простой вопрос и такой сложный… Знаете, все четыре года в институте в нас воспитывали привычку сомневаться в себе. Очень серьезно воспитывали. Особенно Андрей Александрович Гончаров, руководитель курса. Он считал, что это единственный двигатель в профессии – быть не довольным тем, что сделал. Что это единственный посыл к развитию и совершенствованию. Но, к сожалению, привычка сомневаться в себе переносится со сцены и на обычную жизнь, а излишнее самокопание иногда идет не на пользу… Я очень трудно принимаю решения. Даже элементарные: какое платье купить, как переставить мебель… Да, я стремлюсь себя полюбить. И все равно остаюсь очень сомневающимся, все время сдающим кому-то экзамен человеком. Вот такое есть ощущение. Оно стало уже настолько привычным, что даже не особо мешает.

Как вы себя приводите в гармонию? Заставляете себя улыбаться?

А просто в какой-то момент понимаешь, что не интересно хмурым сидеть, не интересно что-то выяснять, не интересно с кем-то ссориться, не интересно на ком-то самоутверждаться, не интересно кому-то доказывать, что он неправ. Определенные амбиции вдруг сами собой отваливаются, и на мир смотришь по-другому. Может, потому, что время начинает мчаться стремительней… Совсем недавно Новый год ждали, а уже и 8 марта пролетело, и майские праздники… То ли действительно планета чуть быстрее крутится, то ли возраст… Я не ропщу, я констатирую просто. Вот ко мне подошел знакомый, обнял и говорит – извини, я тебя поцеловал, как любимую женщину. А я отвечаю: только так и надо, потому что уже некогда. Не так много остается на то, чтобы что-то хорошее сделать. А уж плохое и вовсе стараешься не совершать. Получается или нет, другой вопрос, но стремление это я в себе чувствую.

Вам приходилось играть в жизни чувства?

Publicitātes foto
Foto: Publicitātes foto

Добавлять. Приходилась чуть-чуть добавлять там, где чувств было, может быть, меньше, чем хотелось. Но это опять же от моего какого-то видения жизни происходит. Мы ведь как свою жизнь придумаем, так по ней и помчимся. Если, конечно, судьба не вмешается… Легко давать советы, говорить - "Улыбайся с самого утра, и все у тебя будет хорошо"… А когда ты с утра авоську собираешь в больницу, где лежит твой родной человек? А когда самолет полетел – и не долетел? Что нам остается, кроме как обняться? Может, от того, что мы обнимемся, что-то внутри сдвинется немножко. Может, молекулы по-другому скристаллизуются, серотонин впрыснется куда-то в кровь…

Если бы вы на один день могли стать мужчиной – то кем именно?

Ой, как интересно. Я бы, наверное, нырнула в точные науки, чего мне не дано во-об-ще! Даже смешно – когда я прихожу в банк, первое, чем встречает меня консультант – Ольга Евгеньевна, вы только не волнуйтесь, если вам сразу все будет непонятно. И действительно, я на второй или третьей минуты объяснений дурею просто. Я слов этих не знаю! Я представить себе не могу, как это – компьютер придумать, например. Или ракету запустить. Но кто-то же это сделал?! Кто-то же сочинил это все?! Так что мне интересно было бы вдруг увидеть мир глазами человека с такими вот гениальными мозгами. Я хотела бы стать лауреатом Нобелевской премии!

Что бы сделали, если бы вам снова было 20?

О, тут очень много можно говорить… Но если коротко – наверное, я бы все-таки детей побольше завела. Мне бы хотелось и сестренку своему сыну, а может, еще и братишку… Только не все было с этим просто, с нашими врачами, это отдельная тема, не хочется даже начинать – столько воды утекло… Мне нравятся семьи, в которых по двое-трое детей. Но надо обязательно, чтобы им всего хватало, чтобы они были всем обеспечены. Это тоже очень важно.

Что бы вы сказали невесте вашего сына?

Давай дружить!

Фотографии предоставлены пресс-службой Московского Академического театра им. Маяковского