Ранее Пилар Абель претендовала на фамилию Дали и часть наследства. Однако сравнение ее ДНК с образцом, извлеченным из забальзамированного тела сюрреалиста, показало, что между ними нет родства. Если бы ДНК-тест подтвердил претензии Абель на родство, она могла бы претендовать на то, чтобы носить его фамилию, и на авторские права.

В середине июля останки художника эксгумировали в Испании: в комнате театра-музея в городе Фигерас подняли полуторатонную плиту и вытащили гроб.

Эксгумацию проводили при минимальном количестве людей, присутствовали лишь представители суда, музея и судмедэксперты. Судмедэксперты сообщили, что процесс занял гораздо меньше времени, чем предполагалось изначально. И гроб, и тело художника оказались в хорошем состоянии.

Пилар Абель считает себя прорицательницей и зарабатывает этим на жизнь. В течение нескольких лет она вела на местном телевидении программу, в которой по картам таро предсказывала будущее звонившим.

Первый скандал вокруг этой женщины вспыхнул несколько лет назад в связи с иском, который она подала в 2005 году на журналиста и писателя Хавьера Серкаса, автора одной из самых знаменитых книг современной испанской литературы "Солдаты Саламина".

Абель настаивала на том, что именно она стала прототипом героини книги Кончи и что писатель нанес ущерб ее чести и достоинству, поскольку героиня описана как "невежественная, глупая, лицемерная, поверхностная". Пилар требовала компенсацию в размере 700 тысяч евро. В 2009 году суд окончательно отказался удовлетворить этот иск, поскольку Хавьер Серкас даже не был знаком с "провидицей".

В это же время Абель стала утверждать, что ее мать Антониа Мартинес де Аро в середине 1950-х годов имела связь с художником, когда работала в доме его друзей в Кадакесе. В это время там жил Дали вместе со своей женой и музой Галой. Забеременев в 25 лет, Антониа переехала в Кастельон-де-Ампуриас, вышла замуж за 29-летнего мужчину по имени Хуан. Он и стал официальным отцом Абель.

В 1982 году Сальвадор Дали, страдающий от болезни Паркинсона, впал в глубокую депрессию из-за смерти жены Галы. Два года спустя он, будучи парализованным, оказался в центре пожара в замке в Пуболе. До этого момента он надеялся быть похороненным рядом с Галой и подготовил для себя место в склепе, но после пожара переехал в театр-музей в городе Фигерас.

В 1989 году он скончался от сердечной недостаточности на 85-м году жизни и был похоронен на территории музея. Согласно его последней воле, могилу устроили так, чтобы по ней могли ходить люди.