"Министерство экономики не снизило прогнозов по росту ВВП, как это сделали международные институции из-за наших банковских проблем. И мы оказались правы: первый квартал — плюс 4%, второй — плюс 5,1%", — отрапортовал Арвил Ашераденс. По его мнению, Латвия "успешно абсорбировала проблемы банковского сектора".

За что у него болит голова, так это за историю с грабительскими доплатами за "зеленую энергию" - жители уже заплатили за нее 2,5 миллиарда евро, и могут заплатить еще 1,5 миллиарда, если ничего не менять. Но и тут, уверен министр, лед тронулся. Зато потеря высшего образования на русском языке, по его мнению, не критична, все равно студентов в Латвию приезжает все больше. А слишком быстро "ехать" - даже опасно.

Про "взлет" строительства. Прирост объемов и доходов — больше 30%. Это не только местное производство, но и экспортные работы, которые наши компании ведут в скандинавских странах — они выигрывают тендеры и оказывают услуги. Например, в Лиепае есть компания UPB, которая две третьих работ производят в Скандинавии, а налоги платит тут.

Про чудеса латвийской промышленности. Мы ждали немножко больше, но все равно, хороший прирост. Обрабатывающая промышленность сейчас, я бы сказал, на подъеме. Такие предприятия, как Valmieras stikla šķiedra, Cemex — после улучшения цен на энергию, их экспортные показатели растут. Очень хорошо себя показывает древообрабатывающая промышленность. Что радует, от транспортной и энергетической древесины мы уходим на продукты с высокой добавленной стоимостью, например, материалы для строительства высокоэтажных зданий в Англии и Скандинавских странах.

Про резкий рост зарплаты. Уже третий год растет в среднем на 9% — это очень быстрый прирост, который неизвестно как выдержит экономика. Эта скорость выше, чем рост продуктивности компаний. При том, что инфляция в этом году - всего 2-3%…

Про разницу в зарплатах с Западом. Да, пока заработать за границей можно больше, но латвийская ситуация быстро улучшается. Думаю, в этом году перейдем черту в 1000 евро для средней зарплаты. И это важная цифра. Минимальная зарплата в таких странах, как Англия, Германия, Скандинавия, в районе 1400 евро. И начиная с 1000 евро местные люди начинают сравнивать, стоит ли им ехать. В этом году сальдо "выходящая минус входящая" миграция улучшилось на 5000 человек. Оно по-прежнему негативно для Латвии, но уже сильно лучше. А соседняя Эстония, где средняя зарплата больше 1200 евро, уже первый год говорит о позитивном сальдо — процесс эмиграции повернулся вспять. Эстонцы возвращаются. И нам уже надо строить дома для тех, кто приедет сюда за ростом средней зарплаты.

Про нехватку рабочих рук. В службе занятости зарегистрированы более 20 000 мест, а реально цифра больше. Есть три важных направления решения проблемы. Первый — мобилизация сил внутри страны: есть огромная разница по безработице в Латгалии (9%)и Риге с пригородами (4%). Надо мобилизовать внутреннюю миграцию. Скажем, люди активно едут в Валмиеру — уже не хватает жилья более, чем для 1000 людей, активно ведется строительство. Смилтене и Резекне быстро развиваются. В Резекне первый год эмиграция не растет. И правительство на деньги еврофондов поддерживает строительство индустриальных зон. Например, в Лиепае на месте Liepājas Metalurgs, работаем над развитием большого бизнес-парка…

Второй важный момент — увеличение продуктивности труда наших предприятий. Если сравнить нашу деревообработку с западной Европы — наша продуктивность 70-80% от них, Наша авиация эффективна, а вот, к примеру, у Latvenergo и "газовиков" производительность на уровне одной трети от европейской. Latvenergo сейчас производит резкое сокращение штатов — около 1000 человек. Также для многих предприятий стоят вопросы внедрения инноваций и новых компьютерных программ.

Третий момент — ввоз рабочей силы. В Латвии довольно строгие установки на ввоз людей из третьих стран. Правительство ведет политику "умной иммиграции" — допуск из третьих стран инженерных экспертов и т. д.

Про судьбу выпускников вузов и ПТУ. Есть соглашение между Минэкономики и Минобразования, что мы будем следить за этим… Также мы перешли от поддержки гуманитарных предметов к инженерным программам — две третьих бюджетных мест будет там. Беда в том, что в школах — огромная нехватка учителей физики и математики, а в итоге дети не могут поступить на эти программы, такие у них слабые знания — они не выдерживают. Скажем, запрос рынка на специалистов компьютерных наук — три тысячи человек, поступает тысяча, а еле заканчивает 600-650 человек. Сейчас идет реформа школ, это даст возможность больше платить учителям и улучшать их мотивацию и создавать качественные программы.

Про результаты борьбы с нерезидентами. Возможно, если бы не это, показатели экономики были бы еще лучше. Но тут как с машиной: можно ехать на 300 км в час, но лучше — на 100… Мы ожидали больше проблем с банками нерезидентского сектора, но не все так страшно. Хоть и не все позади… После этой ситуации мы попали в число стран с проблемами AML — за перечислениями в Латвию строго наблюдают все международные институции, из-за этого мы не только теряем shell-компании, но появляются проблемы у тех местных компаний, которые работают в восточном направлении. Перечисления из таких стран, как Киргизия или Узбекистан, очень проблематичны. Многие компании пытаются это решить. И ко мне обращались за помощью в переводе средств за произведенные экспортные операции.

Про перспективы отменить плату за "зеленую энергию" (КОЗ — компонента обязательной закупки). Становясь членом Евросоюза, Латвия приняла на себя обязательство развивать возобновляемую энергию — к 2020 году ее надо довести до 40%. Есть большая разница в том, как разные страны свои обязательства выполняли. Латвия выбрала самый дорогой путь — поддержку производства электричества (а можно было работать с отоплением, транспортом, энергоэффективностью домов), но есть ощущение, что лед тронулся.

Рабочая группа пришла к выводу, что отменить КОЗ сразу можно, но чревато большими судами. Если же не пороть горячку, то существенные перемены возможны в течение трех лет… Мы будем помогать жителям и малым предприятиям, которых КОЗ привел к неконкурентоспособности, им страна будет компенсировать налоги на субсидированную энергию в объеме 15%.

Будем пересматривать поддержку станциям биогаза — их коэффициент поддержки более, чем в 4 раза (!) выше рыночной цены. Аргументом для их строительства было, что Латвии некуда девать навоз, а оказалось, что навоз — лишь четверть их топлива, а большая часть — сжигание кукурузы. Будем также ограничивать норму прибыли — по правилам ЕС она за время жизненного цикла предприятия не должна превышать 9%, и многие страны этот доход уже получила, а значит, дальше они должны работать по рыночным ценам. Смущает то, что по рыночным многие станции вынуждены будут закрыться — интереса не будет…

Про возможность наказать тех, кто ввел грабительскую плату за КОЗ. Это было сделано в 2009 году уходящим правительством Годманиса — они и подписали условия Кабмина, которые открыли двери — выдали более тысячи разрешений на станции, осталось их меньше 400. На сегодня с 2009 года мы выплатили больше 2,5 миллиардов евро за КОЗ, а до 2032 года должны платить еще полтора миллиарда. Расходы бюджета на КОЗ — 1% ВВП. Возможность получить с кого-либо компенсацию на такую сумму — сомнительна.

Про то, почему многие маломощные потребители платят больше за электричество. Проверьте, какая у вас мощность подключения (сколько фаз) — надо привести ее в соответствие с реальным потреблением, чтобы не платить больше. В прошлом году больше 100 000 хозяйств поменяли подключение и стали платить меньше.