Для Латвии федерализация ЕС означает, что ей придется лишиться части своего суверенитета, "оставив лишь флаг, герб и гимн, а все остальное будет решать Брюссель".

По словам Мамыкина, без федерализации ЕС не выжить. "Мы видим националистические тенденции в Венгрии, Польше и других странах, в том числе в нашей стране, в Литве и Эстонии. Мы видим, что у нас уже де-факто существует двухскоростная Европа. Еврозоне нужен только один шаг, который очень важно сделать — мы сможем возродить внешнюю торговлю и экономику в том случае, если будет существовать сильный монетарный союз, и все страны ЕС будут принадлежать к единой валютной зоне", — сказал он.

"В настоящее время есть страны, которые входят в еврозону, страны, которые не хотят присоединяться к ней, и страны, которые хотят, но не выполняют критерии. С нетерпением жду решений Макрона и Меркель. В Европарламенте существует неформальный клуб поддержки Макрона, в который входят 70 депутатов от всех политических групп", — добавил европарламентарий.

"Латвийскому обществу, возможно, будет больно это слышать, но федерализация ЕС означает, что мы будем вынуждены лишиться еще части нашего суверенитета. У Латвии останется только флаг, герб и гимн, а все остальное будет решать Брюссель. На мой взгляд, это хорошо, потому что я — выраженный федералист и никогда этого не скрывал. Для меня как для социал-демократа важно, чтобы были единые социальные стандарты и частично их элементы уже видны, например, в Европейском стандарте социальных прав.

Тем не менее, нужно продолжать работу, внедряя социальные стандарты, потому что в Болгарии и Люксембурге минимальная заработная плата по-прежнему отличается в десять раз, и Латвия в этом смысле принадлежат к крылу Болгарии. Федерализация ЕС — единственный способ, как его сохранить, потому что нужно конкурировать политически и экономически с очень сильными экономиками — Китаем, США, в некоторой степени и с Россией. Этот проект можно сохранить лишь тогда, если ЕС станет супермощной сверхдержавой", — полагает Андрей Мамыкин.

По его мнению, должны существовать пограничная охрана как отдельная служба ЕС и европейская армия. "Мы должны говорить о том, что нужно лучше охранять внешние границы ЕС. На базе пограничного агентства ЕС "Frontex" создана мобильная группа, но в ней всего 1500 человек, а это капля в море с учетом масштабов Евросоюза. Должна существовать пограничная охрана как отдельная служба ЕС", — сказал Мамыкин.

Он отметил, что "ЕС политически очень зависит от США, которые играют первую скрипку в оркестре НАТО. Нередко Евросоюз следит за тем, что скажет президент США. Я поддерживаю идею президента Европейской комиссии Жана- Клода Юнкера о том, что единая армия является крайне важным элементом".

"Что касается беженцев, то возникает вопрос, откуда они берутся? А берутся они из регионов, где отдельные государства ЕС допускали очень серьезные ошибки, например, Сирии, Ирака, Северной Африки. Государства ЕС бомбили Ирак, и оказалось, что никакого химического оружия у президента Сирии Башара Асада нет. Наш долг — принять 99% этих беженцев.

Латвия тоже несет политическую ответственность за этих людей, потому что Сейм единогласно поддержал военные операции в Ираке и Афганистане. ЕС должен принимать 99%, а не все 100% беженцев, потому что часть из них входит в группу риска, так как, скорее всего, завербована радикальными организациями. Именно поэтому требуется единая пограничная служба, а также актуальным вопросом является компетенция специальных служб и их взаимодействие между собой", — заметил он.

"Главной движущей силой ЕС является Германия. Почему Германия должна принимать полтора миллиона беженцев, если эта страна и отчасти Франция, Испания и Италия "кормят" такие страны, как Латвия?", — задал он вопрос.

"В прошлом году Латвия внесла в бюджет ЕС 250 млн евро, а назад получила миллиард, в этом году внесет чуть более 270 млн евро, а получит почти 1,2 млрд евро. [Канцлер Германии Ангела] Меркель уже неоднократно выражала скептицизм по поводу "кормежки других стран", призывая к солидарности. Если такие большие страны, как Франция и Германия, что-то решат, другие государства-члены будут обязаны им подчиниться. Если посмотреть на Совет ЕС, то формально все равны, но голос Германии все же "тяжелее", — заявил Мамыкин.

Андрей Мамыкин полагает, что для Латвии было бы выгодно, если бы у государства была своя позиция по внешней политике.

"Множество раз премьер-министр Латвии Марис Кучинскис и другие премьер-министры соглашались на все, что требовали немецкие, французские и британские коллеги. Нападение на бывшего двойного агента Сергея Скрипаля — очень значимое событие, поскольку теперь видно, что ЕС расколот. Греция, Кипр и Болгария никогда не будут высылать российских дипломатов. Это переломный момент.

Британский премьер-министр Тереза Мэй в настоящее время потеряла все из-за Brexit, потому что переговорщик со стороны ЕС Мишель Барнье загнал ее в угол, и Brexit происходит настолько невыгодно для британцев, что все чаще звучат мнения о проведении еще одного референдума, против чего категорически выступает Мэй. Британцы политически потеряют все — и деньги, потому что Великобритания за выход заплатит столько, сколько захочет ЕС, и экономически, потому что у Великобритании будет доступ к европейскому рынку только как у третьего государства", — пояснил он.

"Великобритания хочет переключить внимание с Brexit на общую угрозу, то есть Россию. Путин — идеальный враг для европейской политической элиты, и никто сейчас не говорит о Brexit. Другие страны поверили в версию британских спецслужб о том, что нападение однозначно реализовал Путин. Цель — отвлечь внимание британского общества и элиты ЕС, поэтому сейчас все говорят об укреплении трансатлантических связей и противостоянии Путину, но это вздор, потому что экономически ЕС только потеряет", — отметил он.

"В интересную игру играет Германия, которая приняла решение о высылке дипломатов, но спустя какое-то время объявила, что концептуально выступает за проект "Nord Stream 2". Понятно, что здесь была договоренность с Россией. Германии очень выгодно, чтобы российский газ поставлялся в еще больших объемах, потому что немецкая промышленность от него зависит. Сопротивление "Nord Stream 2" возникло потому, что США хотят выйти на европейский рынок со сжиженным газом и занять долю рынка, которую сейчас занимает "Газпром", — полагает латвийский политик.

Мамыкин выразил несогласие с позицией Латвии и главы МИД Эдгара Ринкевича в том, что "Nord Stream 2" — геополитический проект, который противоречит целям Европейского энергетического союза.

"Российский газ является самым дешевым и поставлять его удобнее всего. Ни норвежский газ, ни катарский, ни сжиженный газ из США не могут быть такими же дешевыми, как российский. Согласен, что Россия играет с нами в политические игры, пытаясь использовать этот проект в политических целях, хотя бы потому, что в Латвии цена на природный газ выше, чем в Германии или Бельгии.

Поэтому важно, насколько успешно Латвия ведет переговоры о поставках газа. Думаю, что мы можем получить у России газ и по более низкой цене, ведя переговоры и взаимовыгодно сотрудничая. Но утверждать, что Европа — наркоман, который сидит на российской газовой игле, это большое преувеличение", — заметил он.

Мамыкин прогнозирует, что больших перемен в отношениях ЕС и России не будет.

"Путин будет больше внимания уделять внутриполитическим проблемам и может назначить премьер-министром кого-то политически и экономически более либерального. Также он может заменить министра иностранных дел Сергея Лаврова на сенатора Константина Косачева, с которым охотнее говорят на Западе.

Внутриполитические проблемы в России есть, и их признает и сам Путин. Российский народ по-прежнему доверяет своему лидеру. Часть вины за результаты президентских выборов в России лежат и на плечах ЕС. Чем больше санкций применяется к России, чем больше кричат о том, что Путин — диктатор и фашист, тем больше его поддерживает российский народ. Он настоящий лидер, который объединил нацию вокруг себя", — сказал он.

Мамыкин также ответил на вопрос, является ли лучшим вариантом, с которым согласна и Латвия, повышение взносов государств ЕС, чтобы покрыть недостачу в бюджете ЕС после выхода Британии.

"Перед Brexit Великобритания платила и платит в бюджет ЕС сейчас 22 млрд евро. Германия сообщила, что, возможно, сможет дополнительно платить 3-4 млрд. Латвия тоже заявила, что будет платить больше, однако следует понимать, что мы меньше получим обратно.

Если бы не было денег и фондов ЕС, в Латвии не было бы экономического роста, потому что весь рост основан на деньгах ЕС. Эти деньги очень согревали экономику Латвии, поэтому, если не будет хотя бы части этих денег, развитие будет не столь быстрым. Придется жить без этих денег, и это будет влиять на экономику", — заметил евродепутат.

Политик привел примеры, насколько рационально Латвия использовала полученные от ЕС деньги. "Например, арт-центр Марка Ротко в Даугавпилсе — отличный проект, а система электронного здоровья — настоящий позор. Тем временем в Польше все реформы, которые связаны с судами, реализованы на денежную помощь ЕС. Это не то, на что надеялась Германия, вводя эти программы в надежде на то, что повысится уровень жизни", — сказал он.

"В Лудзе сделаны отличные дороги, но уровень безработицы не снизился. ЕС не может тратить деньги на поддержку конкретной отрасли, потому что это сразу же будет нарушением конкуренции. Можно заасфальтировать дороги, купить новые автобусы, оборудовать в школе кабинеты химии, но невозможно построить новый завод на деньги ЕС. Поэтому люди едут на Запад, где уровень жизни и минимальная зарплата выше. Мечта среднестатистического учащегося и латышской, и русской школы — закончить ее и уехать из Латвии. Молодежь не верит в будущее страны, и это очень печально", — пришел к выводу Мамыкин.

Коснулся он и вопроса прав латвийских неграждан. "Физически невозможно обратиться к каждому депутату (в ЕП), чтобы разъяснить эту проблему. Когда я общаюсь с некоторыми депутатами, атмосфера меняется, потому что основная проблема заключается в том, что люди в Европарламенте почти ничего не знают о негражданах. Но мы будем работать, чтобы состоялось слушание в комитете PETI.

Депутат Европарламента от Эстонии Яна Тоом подала дополнительно петиции о проблемах неграждан в Эстонии, и что-то подобное планирую и я. Нашим негражданам, например, запрещено работать пожарными или пилотами гражданских самолетов, и это абсурд. И таких различий в профессиях в латвийских законах очень много", — сообщил Мамыкин.

"А в ЕС уже говорят о том, что нужно дать право голоса сирийским беженцам в Германии. Например, в Нидерландах граждане третьих стран могут голосовать на муниципальных выборах уже через полгода проживания в стране. Почему же неграждан Латвии нужно лишать права голоса, даже на уровне самоуправлений и Европарламента?

Промежуточным результатом этой работы может стать то, что люди будут больше знать о ситуации неграждан в Латвии и Эстонии. Слава Богу, что в Европарламенте появился Мирослав Митрофанов. Могу сказать только хорошее о Татьяне Жданок, которая очень усердно работала над этими вопросами и передала нам свой опыт", — подвел итог беседе Андрей Мамыкин.