У входа в офис приюта нас встречает черно-белый, как инь-ян, Яша. Томно покачивая выпирающими округлыми боками, кот решительно уворачивается от любых глажек и важно шествует на корпус впереди. Сомнений по поводу того, кто в доме хозяин, ни у кого не возникает.

Яша в приюте почти год. Его принесли сердобольные сотрудники закрывшегося кафе на бульваре Райниса, где кота баловали кулинарными изысками с преступной щедростью. С лишним весом и неумеренным гурманством на новом месте пришлось распрощаться — они несли угрозу для здоровья. К своенравному и неуживчивому характеру отнеслись более толерантно — кота поселили отдельно в офисных помещениях, где он себя чувствует натуральным биг-боссом. Лежать на коленях и ласкаться — ниже его достоинства, а вот быть в курсе всех дел — это обязательно.

До Яши офисом заправлял Барсик: приблудившийся на территории пожилой кошак залез греться под машину, а когда шофер дал газа, из-под колес раздался душераздирающий крик. Барсик лишился ноги и хвоста и обрел новый дом — оправившись после тяжелой операции, он бодро скакал по офису на трех ногах, ласкаясь к каждому посетителю. Инвалидность не помешала Барсику вскоре обрести новую семью — расставаясь с воспитанником, сотрудники не скрывали слез…

Foto: Dzīvnieku Draugs

Приют работает 365 дней в году — без праздников, выходных, с утра до позднего вечера. В пятницу на обширном хозяйстве Dzīvnieku draugs двое: директор Солвита Виба и смотрительница котов Юля Тишельникова.

Вообще-то в приюте пять постоянных работников. Есть еще одна помощница по котам и ветеринар с ассистентом, которые с утра уехали на конференцию — появятся лишь к вечеру. Волонтеры в рабочие дни заглядывают редко. Более полусотни мяукающих, мурчащих и слабо попискивающих котов и кошек всех мастей, возрастов, повадок и физических кондиций — это беспрерывное хождение по кругу между лотками, мисками, медицинскими кабинетами и приемным отделением. Солвита с Юлей не останавливаются ни на секунду. Мы — за ними…

Дымчато-серая Лурдес — красавица и злюка: может приласкаться, а потом больно тяпнуть за палец или прыгнуть на спину. Она как детдомовский отказник — дважды брали на "усыновление" и дважды возвращали. Возраст сильно сокращает шансы на новую семью.

Лачукса привезли из Юрмалы. Он из категории дачников-неудачников: "добрые" отдыхающие подбирают на улице милого котенка, кормят, пригревают, а осенью надо уезжать — им уже не до подросшего уличного кота… Сисе — из оперной колонии. Добровольцы, присматривающие за компанией стерилизованных котов напротив театра, оперативно реагируют на появление новеньких. Только вчера в приют подкинули кошку, которая в ночи родила. Четыре слепеньких крохи отчаянно пищат… Предательство и благородство, жестокость и сострадание, преступная беспечность и гиперответственность соседствуют тут на каждом шагу. Да и само прибежище для униженных, оскорбленных, брошенных и преданных животных выросло из совершенно фантастической человеческой истории.

Источник: Спектр.Press
Читайте также: