В феврале 2004 года Сейм принял поправки о введении пропорции 60 на 40 — 60% предметов должны были преподаваться в школах нацменьшинств на латышском языке. Оппозиция подала иск в суд Сатверсме. В 2005 году суд признал поправки соответствующими Конституции, но с оговоркой, что конкретная реформа не должна ухудшить качество образования.

"И то же самое может быть при обжаловании новых поправок, если они будут приняты. А они, наверное, будут приняты. Тот же вопрос: привела ли первая реформа к качественному образованию? Если нет — почему? И как будет обеспечено качество на этот раз?" — задается вопросом Гунарс Кутрис.

По его словам, если обнаружится нехватка учителей, которые способны качественно обучать детей на латышском языке, это тоже будет противоречить Конституции.

Илма Чепане, еще одна судья Констуционного суда, которая принимала решение по иску в 2004 году, полагает, что в этот раз оппозиция тоже не упустит возможности обратиться с жалобой в суд Сатверсме.

"Обычно я очень осторожно оцениваю возможные решения Конституционного суда. Но в этот раз уверена: если оппозиция обратится в Конституционный суд, то он проблем не увидит. Сомневаюсь, что суд в данном случае должен будет давать оценку качеству образования, и будет сделан запрос Кабинету министров или Министерству образования", — заявила Чепане.

При этом Чепане уверена, что качество образования после внедрения новой реформы образования не ухудшится. Демограф Илмарс Межс — один из экспертов, который давал рекомендации в 2004 году Конституционному суду, указывает на серьезную проблему.

"После переписи населения в 2011 году, нет полноценных данных о том, насколько хорошо русскоязычная молодежь владеет латышским языком. Этот вопрос вообще больше не будет задаваться в ходе переписи населения. Он снят. И меня это беспокоит", — заявил Межс.

В свою очередь эксперт по образованию Мария Голубева, которая также была приглашена в 2004 году Конституционным судом, оценивает результаты реформы позитивно. Однако, по ее мнению, новая реформа образования ставит под вопрос рациональность существования школ нацменьшинств как таковых.