Поле битвы принадлежит мародерам. Марина Костенецкая об Атмоде, Чернобыле и предательстве по-латвийски

(250)

Про современную Латвию. 'Раскол по национальному признаку стал одним из краеугольных камней всех негативных процессов'


Foto: Publicitātes attēls

georgijs straznovs: Итак, четверть века независимости прожиты. Что тебе не нравится в современной Латвии? Что беспокоит?

Marina Kostenecka: Как писал Эдвард Радзинский еще в 1995 году — "Поле битвы после победы принадлежит мародерам". И это, к сожалению, так. И не только в Латвии. Если мы возьмем все союзные республики бывшего Советского Союза, изменения произошли примерно одинаковые — к власти пришло новое более молодое поколение.

Кем были эти люди? Это были комсомольцы 80-х, прагматичные, без особых этических и моральных тормозов, они стали строить новые государства, внешне напоминающие старые демократии, но ничего общего с ними не имеющие. По сути — это все были советские люди в классическом понимании этого слова. Т.е. для них личный комфорт в самом примитивном понимании по-прежнему оставался выше интересов страны и народа. Более того, сам народ стал источником их доходов.

Началось фантастическое социальное расслоение общества. Я помню пережитый шок, когда Глава банка Латвии определил себе зарплату в 6000 латов. На фоне того, что получали в то время врачи, учителя да и ученые в научных институтах, это была просто запредельная, космическая сумма! Вот уж действительно, как говорится, когда мама не сказала… Но общество безропотно проглотило эту пилюлю. Как потом безропотно соглашалось и с другими решениями Сейма и Кабинета министров.

Наши с тобой бывшие коллеги и знакомые вдруг оделись в смокинги, сели в мерседесы и стали изображать из себя аристократов, принцев крови, новую элиту. Но ведь изображать еще не значит быть! Аристократом ты станешь, когда изживешь из себя холопскую мораль — из грязи в князи — и вместо того, чтобы кичиться незаслуженным богатством, подумаешь о том, для чего это богатство на твою голову вдруг свалилось…

Вот цитата того времени из интервью газете "Час" политика, депутата Сейма Илзе Крейтусе: "Напомню только одну деталь: все эти годы, пока Эйнарс Репше был руководителем Банка Латвии, то есть одним из высших должностных лиц страны, ему было позволено самому себе назначать зарплату! И Репше, глазом не моргнув, определил себе зарплату в 6000 латов и еще премию в 6000 латов. Но объясните мне, как руководитель государственного учреждения может сам назначать себе зарплату? Почему такое же право не дается, например, директору школы?

Этим примером я хочу подчеркнуть только одно: была создана экономическая база для того, чтобы Репше мог делать то, что он хочет. И такую зарплату Репше назначил себе в то время, когда пенсия в Латвии составляла всего 15 латов! И когда мы в Сейме спросили президента Банка Латвии Эйнарса Репше об этом, он так же, как и сейчас, назвал это очернением и разглашением секретной информации".

Подобные примеры мы видим не только в Латвии, но и в России, и во многих других постсоветских республиках. Самое интересное, что "агрессивно-послушное большинство" (гениальное определение Юрия Афанасьева!) молча соглашается с таким положением дел. Еще раз приходится повторять расхожую фразу: можно вытащить парня из Кемерово, но невозможно вытащить Кемерово из парня.

georgijs straznovs: А эстонцы как-то выкрутились в аналогичной ситуации. Мы же имеем очередной "совок" — недальновидное, коррумпированное, мстительное и совсем нехристианское (читай: неевропейское) государство. Скажешь, нет? Спроси об этом у врачей, учителей, у крестьян, у среднего и мелкого бизнеса, у всех, кто работает, у всех, кто составляет соль земли любой нации.

Кто-то из политиков еще в 90-е сказал — "Латвия будет принадлежать десяти семьям". И таки Да. А остальным куда податься? В Ирландию? "Лучшими намерениями" мы вымостили эту дорогу сама знаешь, куда. Мы с Россией в этом плане идем ноздря в ноздрю. И в плане качества дорог, кстати, тоже.

Marina Kostenecka: Эстонцы оказались мудрее и прагматичнее латышей. Тут несколько моментов. Во-первых, благодаря Президенту Тоомасу Ильвесу, эстонцы закрыли путь в управление государством бывшим комсомольцам, чекистам и партноменклатуре. Они сделали цивилизационный прорыв, чтобы, как Моисею, не водить еврейский народ по пустыне сорок лет, пока вырастут новые поколения, не знавшие, не имевшие опыта египетского рабства.

Мы же проделали это только частично (запретили баллотироваться в выборные органы власти бывшим сотрудникам КГБ), а для бывшей партноменклатуры оставили открытыми все двери! Поэтому сегодня имеем то, что имеем.

Это один аспект, отличающий Эстонию от Латвии. А другой, куда более существенный, касается отношения национальной элиты к нацменьшинствам, проживающим на территории стран, обретших в конце ХХ века независимость от советской метрополии. Ведь, что греха таить, эстонцы так же, как и латыши, мягко говоря, недолюбливают русских. И те, и другие ввели в своих странах такое политическое новшество как "паспорт негражданина". Но эстонцы просчитали возможное поведение неграждан на несколько шагов вперед и сразу пошли на некоторые уступки этой категории своих жителей. Например, разрешили участвовать в муниципальных выборах, более гибко и обдуманно стали проводить реформу по переводу школ нацменьшинств на государственный язык обучения, ну, и т.д., и т.п.

В Латвии же вся дальнейшая политика в отношении неграждан была сформулирована национал-радикалом Юрисом Добелисом в одной фразе: "Нам не надо, чтобы вы знали латышский язык. Нам надо, чтобы вы знали свое место". И это было сказано априори сразу всем русскоязычным! И тем, кто с пеной у рта защищал советскую власть в Интерфронте, и тем, кто на стороне Народного фронта плечом к плечу с латышами стоял на баррикадах. За примером ходить недалеко.

Ты сам, Георг, вспоминаешь Александра Демченко, оператора из киногруппы Юриса Подниекса. Демченко, рискуя жизнью, снимал в ночь на 13 января 1991 года кадры штурма советской армией телевизионной башни в Вильнюсе. Ну, а после восстановления независимости Латвия отказалась предоставить ему гражданство. Имеет он право обидеться на новую власть? Думаю, что более чем…

Да, конечно, сегодня спекуляция вокруг баррикад со стороны тех русских, которые в лучшем случае просто отсиделись в те ночи дома у телевизоров, накручивается без стыда и совести! Мы, мол, все были на баррикадах, а латыши не дали нам гражданства. Нет, дорогие товарищи, не все вы там были!

Другое дело, что существуют факты, которые неопровержимо подтверждают: да, действительно после восстановления независимости новые власти предали лояльных Латвии русских. Я имею в виду возникшие на волне Атмоды Гражданские Комитеты. Эта общественная организация занялась составлением списков потенциальных граждан будущей независимой Латвии. Меня и по сей день гложут сомнения, не была ли вся эта затея со списками провокацией КГБ? Ведь тот, кто изъявит желание стать гражданином нового государства, тем самым тут же попадет и в поле зрения органов как противник советского режима!

Как бы то ни было, уже в декабре 1989 года в пунктах регистрации Гражданских Комитетов в списках числилось более семисот тысяч человек, добровольно прошедших регистрацию. Гражданство по этим спискам было обещано каждому написавшему заявление, независимо от того, был ли человек гражданином Первой Латвийской Республики, является ли прямым потомком тех граждан или приехал в Латвию уже после установления советской власти, то есть после 1940 года.

Так вот, из этих семисот тысяч пожелавших стать гражданами будущей Латвийской Республики, тридцать тысяч человек действительно приехали в Латвию только после 1940 года. Ну а когда независимость была реально восстановлена, и Верховный Совет ЛР принял Закон о гражданстве, выданные Гражданскими Комитетами в ЛССР удостоверения были просто-напросто аннулированы. Людям, которые с большим риском для себя и своих семей шли регистрироваться в граждане в 1989 году (советская власть еще и не думала сдаваться!), сказали, что гражданство им просто не полагается…

Институт натурализации в Латвии возник лишь несколько лет спустя. Но теперь, однажды преданные властью, люди уже не спешили идти сдавать экзамены для получения гражданства. Еще раз напомню — десять библейских заповедей в ХХ веке никто не отменял! Ложь порождает не только обиду, но и возбуждает в обманутом человеке самые низменные чувства, нередко, увы, и жажду отомстить за пережитое унижение. Так что раскол общества по национальному признаку стал одним из краеугольных камней всех негативных процессов, которые мы сегодня в Латвии наблюдаем…"

Marina Kostenecka: "…во время "Песенной Революции" народ искренне жаждал восстановления исторической справедливости! Нам казалось, стоит Латвии обрести независимость — и все будут счастливы. Латыши говорили: "Хоть в пастолах, но ходить по своей свободной земле!" А когда свобода была достигнута, вдруг выяснилось, что в 21-м веке в пастолах по Европе уже далеко не уйдешь.

Точных статистических данных нет, но, боюсь, что за годы независимости из-за сложившейся экономической ситуации число покинувших Родину латышей уже превысило количество депортированных Советской властью граждан Первой Латвийской Республики. Вся разница в том только и состоит, что две основных волны советской депортации (1941, 1949 годы) проходили под конвоем НКВД в вагонах для перевозки скота на восток от границ Латвии, а в конце двадцатого — начале двадцать первого века слово депортация корректно заменили определением экономическая эмиграция. Эта "эмиграция" проходила (и, увы, продолжает проходить!) уже не в телячьих вагонах, а в комфортабельных самолетах с дешевыми авиабилетами наших олигархов.

На сей раз исход идет не на восток, а на запад от границ государства. Но!… При такой политике Латвия безвозвратно теряет своих граждан! В страны Запада мы массово поставляем готовых налогоплательщиков".

Источник: rus.DELFI.lv
Читайте также:
Bойдите в систему или оставьте комментарий анонимно
Вы вошли в систему или оставьте комментарий анонимно
Oставьте комментарий анонимно или войдите в систему
Опубликовать
Добавить комментарий...
Последние новости