Высказывания Шульца — лидера Социал-демократической парии Германии (СДПГ), бывшего председателя Европарламента, получили широкий международный резонанс. Федерализация Евросоюза впервые стала главным условием на переговорах о формировании правящей коалиции в Германии — стране, которая являющется главным спонсором евроинтеграционного проекта.

План Шульца: кто не с нами, тот против нас

Заявление Шульца прозвучало 7 декабря на партийном конгрессе, где социал-демократы — "серебряные призеры" недавних парламентских выборов в Германии — принимали решение о начале переговоров о формировании коалиции с христианскими демократами Ангелы Меркель. Требование о реформе Евросоюза было включено в список условий СДПГ.

По мнению Шульца, только за счет усиленной федерализации Евросоюз сможет противостоять распространению ультраправых настроений, которые сейчас охватывают страны Западной Европы. "Европа — это наше страхование жизни. Это наш единственный шанс на то, чтобы выдержать конкуренцию с другими крупными регионами", — заявил лидер европейских соцдемов.

Проводить реформу он хочет с помощью нового конституционного соглашения, которое должны ратифицировать все страны-члены ЕС. Те, кто откажутся это делать, должны будут автоматически покинуть ЕС.

Сама Ангела Меркель до сих пор занимала достаточно осторожную позицию по вопросу федерализации ЕС, подчеркивая в первую очередь важность сохранения стабильности организации. Однако сложности с формированием коалиции (союз с социал-демократами — это фактически последний шанс "железной фрау" сохранить свой пост на четвертый срок) могут потребовать от нее большей гибкости.

План Макрона: от европейской армии до общих налогов?

Сам по себе термин "Соединенные Штаты Европы" возник еще в XIX веке. Он отражал мечту постоянно враждовавших между собой европейских держав о единении. О СШЕ говорили Наполеон Бонапарт, итальянский философ и политик Джузеппе Мадзини, французский писатель Виктор Гюго, русский революционер Михаил Бакунин и т.д.

В современной Европе главными лоббистами усиленной интеграции ЕС считаются лидер европейских либералов Ги Верхофштадт, бывший комиссар ЕС по вопросам юстиции и гражданских прав Вивьян Рединг, премьер-министр Италии Маттео Ренци, новый президент Франции Эммануэль Макрон и действующий глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Два последних политика могут оказать решающее влияние на позицию Ангелы Меркель.

Президент Макрон явно решил, что Франция составит на европейском уровне конкуренцию Германии. В сентябре он представил собственный план реформ в ЕС. Он не только хочет создать совместные силы для военных операций, но также принять единый европейский оборонный бюджет и единую военную доктрину (фактически — конкурент НАТО). Среди других инициатив: создание Европейской академии разведки, Европейского бюро по делам беженцев, Европейского агентства по инновациям, Европейской пограничной полиции, интеграция образовательных процессов, а также унификация хотя бы части налогового и социального законодательства.

План Юнкера: Восточная Европа против

Призыв о необходимости перехода к ускоренной федерализации был лейтмотивом и последней программной речи Юнкера. Глава Еврокомиссии ежегодно выступает перед Европарламентом, обозначая приоритеты политики исполнительной власти ЕС. Для Юнкера движение в сторону максимального сплочения — это единственная хорошая возможность противостоять вдохновленным "Брекзитом" европессимистам, а также найти управу на страны Восточной Европы, которые все дальше отходят от европейских ценностей.

Сегодня единство стран ЕС реализуется в основном на монетарно-экономическом уровне — общий рынок товаров и услуг, единая валюта (при этом треть стран ЕС ее не используют), Шенгенская пограничная зона (в которую не входят каждая пятая страна ЕС), единый рынок труда (где сохраняются административно-языковые барьеры и который используется лишь 3% граждан ЕС).

В контексте федерализации ЕС на разных этапах продвижения сейчас находятся проекты по созданию должности европейского прокурора, поста министра финансов еврозоны, единой европейской армии, разработки единых социальных стандартов и оплаты труда для командированных работников. В целом, все эти инициативы направлены на уменьшение полномочий национальных правительств, что вызывает понятное сопротивление со стороны стран-членов. Особенно громко возражают государства Восточной Европы и Балтии, где националистические настроения особенно сильны. Впрочем, им же не понравился и предложенный Юнкером альтернативный сценарий "Европы двух скоростей", когда не желающие ударно интегрироваться страны остаются в ЕС, но с меньшим объемом прав.

Сильная Европа не выгодна никому

Помимо внутренних противоречий идея федерализации будет сталкиваться и с неблагоприятными внешними факторами. Как отмечают международные эксперты, чрезмерное усиление Евросоюза не выгодно ни Соединенным Штатам Америки, ни покидающей ЕС Великобритании, ни Китаю, ни России.

Другой открытый вопрос: где будет располагаться условный центр новой федерализации — в Брюсселе, Берлине или Париже?

Неясны также сроки потенциальных реформ. 2025 год, который в качестве дедлайна установил Шульц, имеет исключительно символическое значение — социал-демократы впервые высказались за федерализацию Европы в 1925 году, и Шульц таким образом хочет отпраздновать столетнюю годовщину. В плане Макрона фигурировал 2020 год. Что касается Юнкера, то срок его полномочий на посту главы Еврокомиссии, и, следовательно, его возможности влиять на ход событий ограничены 2019 годом.

Согласно данным Евробарометра за 2013 год, 69% граждан ЕС высказываются за прямые выборы президента Европейской комиссии и 46% поддерживают создание единой армии ЕС. Две трети респондентов считают, что ЕС (а не только национальные правительства) должен принимать решения по вопросам внешней политики, и более половины респондентов считают, что ЕС также должен принимать решения, касающиеся обороны.

44% респондентов поддерживают будущее развитие Европейского Союза как федерации национальных государств, 35% высказываются против. В странах Северной Европы эту идею не поддерживают больше, чем где-либо еще — 73%. Подавляющее большинство людей, у которых сложился позитивных имидж ЕС, поддерживают дальнейшее преобразование Евросоюза в федерацию национальных государств (56% против 27%).