Бергманис отметил, что решение о закупке 123 бронемашин CVRTу Великобритании было принято еще два года назад, и непонятно, почему Элксниньш решил обратиться к этому вопросу именно сейчас. Он также заявил, что депутат не указал ни одного конкретного факта и доказательства заявлению, что CVRT является негодным металлоломом, на который потрачено неадекватное количество денег.

"Элксниньш в лучших традициях российской пропаганды манипулирует мнением общественности о транспортных средствах и условиях их покупки", — приводит слова Бергманиса LETA. Министр пояснил, что в военном мире техника изготавливается, чтобы служить как минимум 30-50 лет. К тому же платформы можно модернизировать и оборудовать новейшими устройствами связи и оружием — ограничения накладывает лишь мощность двигателя и доступное для размещения место. CVRT — самая быстрая и мобильная военная машина в своем классе, и для нужд латвийской армии ее оборудуют израильскими противотанковыми ракетными системами Spike. Одна ракета с расстояния 4 километров способна уничтожить российский танк T-90, пояснил Бергманис.

Соглашение о закупке 123 гусеничных бронетранспортеров у Великобритании было подписано в сентябре 2014 года. Предусмотренные для создания механизированного подразделения бронетранспортеры CVRT Национальные вооруженные силы получат в период с 2016 по 2020 год. Первые четыре гусеничных бронетранспортера CVRT были доставлены в сентябре прошлого года.

"Тут очевидна преступная халатность и растрата, если вместо приобретения новой военной техники, как это сделали Эстония и Литва, закуплена списанная техника из Великобритании. Решение по своей сути не правильное, так как способность обороны государства в современных обстоятельствах сведена к нулю," — указал в заявлении Элксниньш.

"К тому-же условия доставки бронетранспортеров для Латвии крайне не выгодны. Такое ощущение, что наши министры обороны на самом деле работают на Великобританию. Нигде, начиная с технического обслуживания и заканчивая доставкой бронетранспортеров британскими кораблями, не участвовало ни одно латвийское предприятие. И сейчас нет никаких гарантий, что хотя бы часть денег вернется в нашу экономику", — полагает депутат.