"Известно, что в этом микрорайоне нестабильные грунты, и все десятиэтажки в Золитуде построены на сваях, которые держатся даже не за счет опоры на скальные грунты в глубине, а за счет бокового трения. Однако для двух близлежащих зданий могут применяться разные конструкторские решения — одно нуждается в опоре на сваи, для другого достаточно бетонной подушки.

Разрушение несущей конструкции крыши после пожара тоже нуждается в оценке. Температурные воздействия однозначно ослабили металл, однако был ли он заменен после пожара — мы не знаем. Сам металл тоже мог иметь дефекты — в нашей практике был случай, когда в жилом доме начали один за другим рваться запорные вентили. Экспертиза показала, что вся партия арматуры была бракованной. Но заменить вентили, конечно, проще, чем заменить целые металлические пролеты крыши.

Еще один вопрос — соединения металлоконструкций. Были ли они сварными или болтовыми, как проверялось качество сварки и стягивания болтов?

С архитектором Зане Калинкой мы работали на сложнейших объектах, и я с трудом могу предположить, что она не учла сложные грунты или нагрузку, создаваемую на конструкцию зеленой крышей и детской площадкой. Но ряд просчетов или ляпов, допущенных в ходе строительства и эксплуатации здания, сложились в трагический резонанс. Когда я смотрю на проект жилой части со сдвинутыми этажами, он мне кажется изначально сломанным. Но это личное впечатление — мне и стиль Гауди не нравится…

Любые предположения о причинах обрушения здания до того, как свое заключение сделают эксперты, — это кощунство и легкомыслие. Поэтому я призываю отдать разбор этой трагедии на суд профессионалов", поясняет эксперт.