Издание является одним из самых амбициозных литературных проектов с момента восстановления независимости Латвии. Работавшие над книгой исследователи пришли к выводу, что навязанная в те времена Латвии экономическая модель была очень выгодна Советскому Союзу: согласно упомянутым данным, в период с 1960 по 1985 годы СССР выделил Латвийской республике 15,5 миллиардов рублей (с учетом военных расходов и бюджетных дотаций), а взамен получил 28, 5 миллиардов. То есть, заверяют авторы, чистая прибыль советского режима от Латвии достигала 13 миллиардов рублей.

Источник: "Народное хозяйство Латвийской ССР в 1985 году". Рига, 1986 год, стр. 244.

Но, как отмечается в книге, несмотря на то, что Латвия в составе СССР явно "работала с прибылью", для ее жителей это не несло никаких благ. Все денежные избытки перечислялись в бюджет СССР и тратились за пределами республики. При этом в 40-е и 50-е годы прошлого века бюджет СССР "съедал" более ¾ от общих доходов Латвии, считают исследователи.
Затем в экономической системе Союза наметились изменения в сторону децентрализации, что позволило республикам получать компенсации за произведенную сельскохозяйственную продукцию. Впрочем, это привело советское руководство к осознанию факта, что модель экономики СССР может существовать только в условиях строгой командной экономики и выраженной централизации.

Как только контроль над процессами смягчался, начинала деформироваться и сама система. Если в 60-х годах Советам удалось восстановить экономическую власть над Латвией, то в 80-х система рухнула. Поспособствовали этому и неблагоприятные внешние обстоятельства – например, обвал цен на нефть на международных рынках.

Описывая данный временной период, авторы "Истории народного хозяйства Латвии" указывают, что республика отличалась резким ростом объемов производства – при этом из-за стабильных цен на внутреннем рынке это принесло бюджетам как ЛССР, так и всего СССР почти четырехкратный прирост в рублевом эквиваленте. Однако сохранился принцип, что все плюсовые "излишки" между расходами и доходами растрачивались советской властью за пределами Латвии.

Более того – авторы утверждают, что 70-х годах при стремительном росте бюджетных доходов расходы росли значительно медленнее, и с каждым годом росли те суммы, которые в Латвию не возвращались. В конце 70-х и начале 80-х почти треть заработанных Латвией денег СССР забирал у нее безвозвратно, подсчитали ученые. Затем эта огромная разница все же начала выравниваться – причем стремительно, так как Советский Союз поднял закупочные цена на сельхозпродукцию и одновременно стал выплачивать крестьянам денежные компенсации за выполненный сверх нормы план.

При этом сохранялась ситуация, что бюджет ЛССР в большой мере утратил самостоятельность и являлся лишь добавкой к бюджету СССР. При этом, чтобы создать иллюзию того, что СССР подпитывает экономику Латвии, в случаях, когда расходы оказались выше планируемых, ЛССР получала дотации. Авторы назвали это "выгодой для СССР в идеологическом аспекте".

Повышенные расходы обычно были связаны с осуществлением навязанных крупных индустриальных проектов, которые ЛССР сама зачастую "потянуть" не могла. А полученную "излишнюю прибыль" Латвии руководство Советского Союза тратило на развитие своих космических и военных программ, в том числе на военные действия по всему миру, утверждает книга.

Несмотря на создавшиеся внутренние экономические обстоятельства, Латвия в этот период сумела стать самой развитой республикой и обеспечивала самый высокий показатель ВВП. Авторы назвали ее "своего рода внутренним эталоном СССР". Они отметили и тот факт, что возможность отдыха в Юрмале стала для советского человека статусной вещью – "первым и зачастую самым дальним путешествием в сторону Запада". По сравнению с другими республиками СССР социальный статус и благосостояние латвийцев росли.

Однако цена, которую пришлось заплатить за вывеску красивой жизни, была высокой. В Латвии создавалось все больше предприятий, которые производили продукцию для нужд рынка за пределами страны. Большая часть специалистов на этих предприятиях завозилась из других республик, а в Латвии кадры предпочитали не готовить. В результате, как сообщает книга, специалисты "приезжали в Латвию, воспринимая ее как область России, в которой наряду с русскими живет еще одна большая этническая группа, которая притом достаточно хорошо говорит по-русски". Авторы назвали данную ситуацию "индустриальной русификацией", которая, по их мнению, с каждым годом уменьшала процент этнических латышей в общем числе населения страны.

Данный процесс очень болезненно отозвался в ходе восстановления независимости Латвии, когда значительная часть существовавших в стране "флагманов индустрии" СССР оказались совершенно неприспособленными к реалиям капитализма.

Главным автором книги "История народного хозяйства Латвии является ректор Видземской высшей школы Гатис Круминьш. Издание подготовлено при участии исследователей Эдвина Эвартса, Эрика Екабсонса, Виестура Паула Карнупса, Ояра Кехриса, Эдмунда Крастиньша, Петериса Лейшкалнса, Илмара Межса, Улдиса Осиса, Роберта Ремесса, Яниса Силиньша, а также Валдиса Домбровскиса.