Нас больше, чем каталонцев. Дмитрий де Кошко о русофонии и статусе русского языка в ЕС

(103)

Про попытки дать русскому языку официальный статус в ЕС

- Формально это возможно. И есть немало причин, чтобы бороться за придание русскому языку легитимности на уровне ЕС. Первая: русское культурное и языковое наследие — это и европейское наследие. Европу трудно представить без писателя Достоевского, композитора Римского-Корсакова, экономиста Кондратьева, физиолога Павлова…

Вторая: в Евросоюзе на русском языке говорят 8 миллионов людей (только в Германии около 4 млн). Нас больше, чем каталонцев, которые сейчас шумят. Это больше, чем Люксембург или любая страна Прибалтики.

Третье: благодаря русскому языку, мы общаемся со всеми странами Евросоюза. Только наша организация проводила европейские программы на русском языке, которые финансировались ЕС — между Австрией, Францией, Германией, Испанией, Кипром, Бельгией. И таких организаций немало. То есть, как ни парадоксально, но русский язык играет и роль интеграции ЕС. Скажем, фламандцы и валлонцы не всегда согласны общаться, а русскоязычные, живущие там и там — общаются прекрасно и могут бизнес организовать. Что в этом плохого?

Есть даже такой неожиданный способ востребованности русского языка в ЕС, как созданная в Брюсселе русскоязычная ячейка… пропаганды против России. Хотя, конечно, идея русофонии стоит над всякой идеологией и политикой.

Я делал попытки продвигать идею статуса для русского языка в ЕС. Эту возможность дает Лиссабонское соглашение: граждане ЕС могут организовать петицию, собрав в ее поддержку за год миллион подписей минимум в семи странах, и подать ее в Еврокомиссию для проведения определенного закона. Например, признания русского языка хотя бы рабочим. Подготовительные документы для этой инициативы я частично написал. Мы запустили пробную петицию во Франции: за 20 дней собрали 1800 подписей, а надо — 54 000 (число зависит от количества евродепутатов в стране, у вас (в Латвии - Ред.) — около 22 000).

В Европарламенте продвинуть хоть одну бумажку невозможно без поддержки евродепутата. Мы этой поддержки не нашли и пока остановились. Но семь стран есть. Тексты готовы. Есть и разногласия. Некоторые (в том числе, Татьяна Жданок), считают, что надо защищать русский язык, как язык нацменьшинств. То есть, как ломбардский, шотландский, каталонский… Но во-первых, это — не язык нацменьшинства, а во-вторых — как раз такому статусу скажут решительное "нет" Испания (она побоится повторения истории с каталонским), Франция (она не поощряет языки меньшинств). Да и вообще, идея дать статус 14 языкам нацменьшинств — это огромные расходы! Одних только переводчиков сколько.

Так что, все возможно. Но нужны минимальные средства. Россияне в это вмешиваться, скорее всего, не будут — это лишь помешает. Это мы должны сами все делать. Я искал евродепутатов — не нашел, наверное, боялись или не хотели, им и так хорошо. Жданок я хорошо знаю — мы вместе всем занимались. Она оказала большую помощь, но она хочет идти по пути языка нацменьшинства.

Источник: rus.DELFI.lv
Читайте также:
Bойдите в систему или оставьте комментарий анонимно
Вы вошли в систему или оставьте комментарий анонимно
Oставьте комментарий анонимно или войдите в систему
Опубликовать
Добавить комментарий...
Последние новости