Нас больше, чем каталонцев. Дмитрий де Кошко о русофонии и статусе русского языка в ЕС

(103)

Про идею русофонии - популяризации русского языка в мире

- Как-то уже в период перестройки ко мне приехали люди с Урала и попросили организовать гуманитарную помощь. Мы создали общественную ассоциацию "Франция — Урал". В 90-х к нам стали обращаться другие люди из стран бывшего Советского союза, в том числе Прибалтики и Молдавии, которые объясняли: по национальности мы — не русские, а даже если русские — не россияне, но мы владеем русским языком и дорожим им, потому что он помогает нам поддерживать общение между собой и с тем же русским Парижем. И мы хотим сохранить такую возможность.

Тогда и пришла мысль поставить на службу русскому языку идею франкофонии. Французский язык ведь тоже используется людьми разных национальностей. Сами французы долгое время этого не осознавали. Они считали, что в Квебеке и Луизиане на французском говорят "французы, живущие в Канаде и Америке". На что им объясняли, что "мы уже не французы — мы канадцы (американцы), которые говорят на французском языке и хотят эту возможность сохранить".

Когда после алжирской войны африканские колонии получили независимость, президент Сенегала, поэт и переводчик Леопольд Седар Сенгор сумел убедить де Голля, что в Африке надо сохранить французский язык — это единственный способ связать разные племена и народности, говорящие на своих наречиях и исповедующие разные религии. Это важно и для предотвращения конфликтов. Так было создано агентство франкофонии, в котором самым активным членом стал канадский Квебек. Туда вошли Бельгия, Швейцария, Вьетнам, Египет, Ливан…

Несмотря на колониальное прошлое, африканцы не обижаются на французский язык — для них это способ общения и социальные возможности, при этом никто не должен терять свою национальную идентичность.

По стопам этой истории мы и пошли. Ведь русский язык — один из пяти языков-мостов (вместе с английским, французским, испанским и португальским), которыми пользуются разные национальности для общения между собой. Будем честны: много ли представителей англоязычного мира знают о существовании Латвии, Литвы и Эстонии? А в русскоязычном мире их знают все.

Почему "русофонИя" (а я предлагаю делать ударение на французский манер, на "И", чтобы была ассоциация с франкофонИей, а не с русофобией), а не "русский мир"? Русский или русскоговорящий — это несет идею нацменьшинства и, иногда, и конфликтности. Идея с греческим корнем "фонос" — более нейтральна. Сюда подключается не только русское меньшинство, а все, кто владеет русским языком. В Латвии это и многие латыши, украинцы, евреи, белорусы… Это слово их объединяет и примиряет. Русский язык им помогает общаться, понимать друг друга.

К сожалению, сами русские — россияне — идею русофонии зачастую не понимают. Вы тут, в Прибалтике, гораздо лучше можете ее понять — вы необходимы для русофонии! Как и Израиль, Молдавия, Германия… Как Квебек и Сенегал для франкофонии. Россиянам тоже непросто согласиться с мыслью, что русский язык принадлежит не только им. Ведь язык — момент идентичности россиян, который не решен. И он не может быть решен только за счет корней — славянских и православных.

Да, россияне нужны русофонии, но не надо рассчитывать только на них. В Евросоюзе эту идею даже лучше продвигать без них — их появление для ЕС лучший повод отбросить хорошую идею.

Источник: rus.DELFI.lv
Читайте также:
Bойдите в систему или оставьте комментарий анонимно
Вы вошли в систему или оставьте комментарий анонимно
Oставьте комментарий анонимно или войдите в систему
Опубликовать
Добавить комментарий...
Последние новости