После первой ложки все заплакали. Как живут беженцы и жители Муцениеки сегодня

(170)

Как сегодня живут беженцы в Муцениеки?

Foto: DELFI

На фото: руководитель Центра размещения соискателей убежища "Муцениеки" Петерис Грубе.

"Сами посчитайте. Пособие — 139 евро и по 97 на членов семьи, а за аренду квартиру просят гарантийный залог в размере двойной месячной платы. Даже в Муцениеки небольшую квартиру сдают за 250 евро в месяц плюс коммунальные, в Риге — дороже. Плюс не всякий пустит беженцев. Плюс надо закупить все необходимое — от кастрюль до зубных щеток. Плюс им еще жить на что-то надо… — загибает пальцы глава Центра размещения соискателей убежища "Муцениеки" Петерис Грубе. — В итоге большинство покидают Латвию — едут в старые страны, где есть родные и соотечественники. Но жить за пределами Латвии дольше трех месяцев им нельзя, а работать за границей нельзя вообще".

Сам Петерис возглавил Центр в конце 2015 года — тогда руководство сменили в связи с ожиданием большого числа приезжих. До того у него был свой бизнес в области программирования. И очень приблизительные представления о беженцах. Новая работа стала делом случая, но Петерис не скрывает, что вполне доволен таким поворотом судьбы: "Работа непростая, но каждый день открываешь для себя что-то новое".

Из нового Петерис с улыбкой вспоминает историю о том, как помогал православному эритрейцу приготовить к Пасхе стол на 15 человек: "Нужна была курица — я отвез его на рынок и показал жирного бройлера, но он предпочел дохленького цыпленка из "Максимы". И не слушал меня, когда я напомнил про 15 приглашенных. Потом он сделал в котелке варево из курицы и разных приправ. Положил каждому на тарелку крохотный кусочек мяса и соус со свежеиспеченным хлебом. После первой ложки все заплакали — это был огонь! Но никто после этого не попросил еды — все были сыты".

Foto: DELFI

На фото: в этом здании беженцев размещают с 1998 года.

Петерис уверен, что настороженное отношение к беженцам — исключительно от недостатка информированности. "Люди начитаются прессы и боятся! Но как только местные жители и беженцы начинают общаться между собой на совместных мероприятиях, все страхи исчезают. Вы бы посмотрели, как играли дети беженцев и поселковые на новенькой площадке, подаренной нам посольством США. А как они вместе в футбол гоняют!"

Тем не менее, в посещении Центра размещения соискателей Delfi отказали: сами соискатели были против лишнего внимания. "Имеют право, — считает Петерис. — Они ведь сбежали не от хорошей жизни".

Официальная вместимость центра — 450 человек, но число жителей редко превышает сотню. Большинство — сирийцы, есть переселенцы из Эритреи, России и других стран бывшего СССР. Латвия отдает предпочтение семьям, в некоторых — до восьми детей. Задача Петериса — так всех распределить, чтобы представители недружественных религий или воюющих народов не оказались рядом. И серьезных конфликтов на своей практике он не помнит.

По утрам дети беженцев отправляются в окрестные школы и вместе с местными занимаются спортом или музыкой. Предметы, более связанные с языком, им преподают отдельно. Тем временем родители занимаются бытом — стирают, закупают продукты, готовят еду, пекут хлеб и учатся, чтобы выйти из Центра более-менее готовыми жить самостоятельно. "Будем честны, арабам выучить латышский очень трудно. Языки совершенно разные! — признает Петерис. — Другой алфавит, они пишут и читают в другую сторону и снизу вверх… Ну что можно успеть за три-четыре месяца?"

При Центре работают тренажерный зал и библиотека, за религиозным окормлением, по желанию, едут в Ригу. С национальными особенностями приходится считаться. Обычно с полуночи до шести утра кухня закрыта. Исключение — Рамадан, когда есть можно лишь после заката. В прошлом году при Центре открылся детский сад, но в декабре деньги на него закончились. Сейчас Ропажский край ищет возможность создать детсад для всех муцениекских детей.

Foto: DELFI

Как беженцы чувствуют себя в Латвии? "Первый шок — снег, — улыбается Петерис. — Многие не видали его ни разу в жизни, мерзнут. Но для большинства главное, чтобы снаряды над головой не рвались и здания не рушились".

Руководитель расположенного в одном здании с "Муцениеки" Мультифункционального центра Дайга Йоксте с помощью англо-арабского переводчика Касима провела на эту тему научное исследование. Ее вывод: "Как местных жителей, так и беженцев очень открытыми не назовешь. Но откровенной враждебности нет. На вопрос, готовы ли вы участвовать в совместных мероприятиях, большинство тех и других ответили "да". Была бы материальная возможность выживания, думаю, многие бы тут охотно остались. Но за 4-5 месяцев стать самостоятельным и интегрироваться в общество — почти нереально!"

"Латвии не хватает рабочих рук, так зачем нам терять их? — недоумевает Петерис. — Среди обитателей Центра я встречал парикмахеров, портных, художников высокого уровня. У некоторых хорошее образование, были даже люди с докторскими степенями… Может, стоит сделать программу интеграции чуть дольше, глубже и гуманнее?"

Источник: rus.DELFI.lv
Читайте также:
Bойдите в систему или оставьте комментарий анонимно
Вы вошли в систему или оставьте комментарий анонимно
Oставьте комментарий анонимно или войдите в систему
Опубликовать
Добавить комментарий...
Последние новости