- Традиционно, по правилам русского языка, которые устанавливаются вне зависимости от интересов отдельных личностей, мы всегда употребляли предлог "на" — "на Украину". И в обратном направлении — "с Украины". Это считается устоявшимся исключением, ведь с большинством топонимов (названий географических объектов) употребляется предлог "в" — "в Латвию" или "во Францию" (в значении туда) и предлог "из" (в значении оттуда)…

Почему так получилось. С социолингвистической и исторической точки зрения, так получилось потому, что это сочетание означало не цель, а направление (из серии, "на север", "на юг"). То есть связывалось не с политическим образованием (государством), а с определенным регионом или территорией. А историю территории Украины все мы с вами прекрасно знаем.

С тех пор все поменялось, Украина стала политическим образованием, государством и, по логике, топоним "Украина" должен встать в ряд топонимов-названий государств. Но в литературном языке не действует логика, отражающая реалии сегодняшнего дня и внешнеполитические изменения, в языке действуют иные правила — они называются "нормой", языковой традицией, которая устанавливается на территории метрополии данного языка (главной территории, где язык развивался и является основным). Для русского языка это, конечно, Россия, в разных ее исторических формах.

Соответственно, вне зависимости от требований политкорректности, которая является внешним фактором по отношению к языку, употребление слов и предлогов должно продолжать традицию, заданную нормой. Чтобы в русском языке было узаконено употребление предлога "в", должна быть изменена норма.

Такие изменения не может сделать любой, кто пожелает. На то есть авторитетное филологическое сообщество — в данном случае российское — создатели словарей, лингвисты, которые зачастую исследуют опыт писателей. И это происходит не сиюминутно, по инструкции или указу, а стихийно, как отражение процесса в кругах литераторов и деятелей слова. Даже один авторитетный писатель изменить норму не может (все мы помним, сколько образных слов предлагал Маяковский, но они не стали достоянием нормы).

В конечном счете, изменение нормы должно быть отражено в специальной литературе — правилах, нормативных словарях…

Все мы понимаем, что данный спор связан с желанием некоторых (в том числе и представителей российской интеллигенции) быть политкорректными по отношению к реалиям и Украине. Поэтому они употребляют форму, рекомендованную в стране близкородственного славянского языка, но не совпадающую с нормой русского языка, которая должна отражаться в публичных текстах.

Такого же порядка и вопросы, связанные с правильным написанием топонимов Беларусь или Белоруссия, Молдова или Молдавия, Таллин или Таллинн, Прибалтика или Балтийские страны. Политкорректность диктует изменения в названиях бывших субъектов Советского союза. Мы знаем его историю. Но все это внешние факторы по отношению к языку, а стало быть претензии к носителям русского языка носят надуманный и необоснованный характер. С точки зрения нормы русского языка, старые названия оправданны.

Беларусь или Белоруссия

- В исходящем от самой страны названии "Беларусь" в середине пишется буква "а", а в слове "Белоруссия" — отвечающая принципам орфографии русского языка буква "о", обозначающая безударный звук. Мы же не пишем "малако"?! По нормам орфографии белорусского языка — безударный звук обозначается как "а".

Беларусь — это название страны на белорусском языке, а по старым нормам русского языка, которые никто до сих пор не отменял, мы должны писать "Белоруссия". Мало того, если мы напишем "белАрусский" — это будет грубейшей ошибкой. Это уже не топоним, не имя собственное, а образованное от него имя нарицательное. Мы не можем писать "малако" и "висна".

Молдова или Молдавия

- У нас остался термин со времен Советского союза, который считался нормой для русского языка 20-го века. После изменения статуса (внешнеполитический фактор) и образования отдельного государства, оно получило другое название. Но мы не обязаны в языковом употреблении реагировать на требования политкорректности.

По старым нормам русского языка мы пишем Молдавия, в новых нормативных словарях русского языка (в списках географических названий) должно закрепиться новое название. А вот что касается прилагательного "молдавский" ("молдовский")) — тут возможны варианты. По правилам, суффикс "ск" должен прибавляться к основе. Если признать два варианта — Молдавию и Молдову — то будет и два варианта прилагательных: молдавский и молдовский. Но лично у меня рука пока не поднимется написать по-русски "молдовский".

Таллинн или Таллин

- Эстония рекомендует употреблять на конце названия своей столицы двойное "н". В прежние времена название столицы в русском языке десятилетиями писалось с одним "н", но тоже не всегда. Недавно мне в руки попался вышедший в Таллине русско-эстонский словарь 1947 года издания. Казалось бы, времена глухого сталинизма, но на титульном листе обозначено место издания — слово "Таллинн" (с двойным "н").

Видимо, в тот момент новая норма еще не поспела за политическими изменениями. Это лишний раз говорит об относительности норм, которые не стоит тесно связывать с тем или иным историческим этапом.

Что касается прилагательного, образованного от названия эстонской столицы, то по правилам русского языка, суффикс "ск" должен прибавляться к основе существительного — если основа "Таллинн" — получаем "таллиннский", а если основа "Таллин" — "таллинский". И четыре согласных подряд в первом варианте допустимы. Прилагательные, образованные от топонимов, все же чаще пишут по старинке, что доказывает относительный характер новых рекомендованных норм.

Стамбул или Истанбул

- Пример названия одного из крупнейших городов Турции показателен для все трех случаев. Сами турки называют его Истанбул. Но я не слышал ни одной претензии с турецкой стороны к носителям русского языка, что они "коверкают" название города, называя его Стамбул.

Кстати, в болгарском языке, который родственен русскому, название этого города — Истанбул. Нет идеологического флера — сразу нет и повода подтянуть нормы языка к идеологии. Также в русском языке не поменяли традиционное с 18-го века написание "Испания" на "Спанию", что было бы ближе к европейскому варианту.

К слову, жители Пскова тоже не выказывают никаких претензий по поводу того, что в латышском языке название их города звучит как "Плескава", а не "Пскова", что было бы "ближе" к современному названию города на русском языке.

Прибалтика или страны Балтии

- Тут нужно вспомнить историю этих топонимов. Когда Латвия, Литва и Эстония входили в состав СССР, они назывались прибалтийские республики, Прибалтика, что отделяло этот регион от других стран региона Балтийского моря — Германии, скандинавских государств.

В период вхождения Латвии, Литвы и Эстонии в Российскую империю их тоже часто называли прибалтийскими губерниями или остзейским краем. С таким названием, очевидно, связывали обозначение восточной части Балтийского моря.

Активное стремление к употреблению топонима Балтия — чистая политкорректность, которая объясняется событиями, имевшими место в конце 20-го века, когда переосмысленное прошлое вспоминается со знаком минус, что тянет за собой и отношение к словам. Лично я сегодня тоже скорее напишу "страны Балтии", чем Прибалтика, которая ассоциируется исключительно с определенным историческим периодом.

О том, какое сочетание — "в Украине" или "на "Украине" — выбирают русские писатели Татьяна Толстая, Людмила Улицкая, Леонид Юзефович, Денис Драгунский, Михаил Задорнов, Сергей Шаргунов, Сергей Тимофеев, Александр Гаррос, Алексей Евдокимов — читайте здесь.